Настройки шрифта
По умолчаниюArialTimes New Roman
Межбуквенное расстояние
По умолчаниюБольшоеОгромное
Вверх

Баннер на сайт 816х197.jpg


За время оккупации Буда-Кошелевского района немецко-фашистские захватчики замучили, расстреляли и повесили 1038 человек, насильно угнали в Германию 443

1223 0 10:30 / 16.11.2023
В лагере военнопленных в райцентре погибли 200 бойцов Красной армии. И это не окончательные данные.

brldv5mo2y6we5jivcqaq3p4otrcvlim.jpg
Захватчики лишали мирных людей жизни и крова. Фото из фондов Белорусского государственного архива кинофонофотодокументов

Силосная яма «дышала» трое суток

На территории района находится восемь захоронений жертв вой­ны. В Буда-Кошелеве, Уваровичах, Рогини, Растеробах, Черняцкой Поляне, Дербичах, Гавлях, Факеле упокоены сотни расстрелянных и сожженных мирных жителей. Погибли целые семьи, в том числе маленькие дети.

25 октября 1941 года в Буда-Кошелеве было создано гетто. Гитлеровцы согнали еврейское население в здание средней школы и ежедневно под конвоем выводили на работу. А через два месяца, 27 декабря, всех узников, 485 человек, расстреляли в двух километрах от города в противотанковом рву.

Александру Кузьменко было тогда шесть лет. Он жил с ма­терью и младшим братом Пет­ром, отец погиб в 1940 году на финской войне. Запомнил, что зимой к ним домой пришла тетя, сестра отца, и сказала: «Саша, посмотри, некая армия идет!» Мальчик глянул в окно и увидел людей, идущих в колонне по болоту через лес. «Людей было очень много, и тетя сказала: «Нет, это не армия, это на расстрел евреев ведут!» Запомнил собачий лай и плач людей. На следующий день жители Буда-Кошелева говорили, что в том месте, куда шли люди, был танковый ров, в нем их расстреляли и закопали. От того, что некоторых закапывали еще живыми, земля на месте расстрела шевелилась некоторое время. Также говорили, что расстреляли евреев, которых содержали в здании кирпичной средней школы».

Такая же участь ждала 18 ноября 1941 года евреев местечка Уваровичи. Их согнали к колхозному амбару, поставили на колени. Обреченным на смерть людям приказали по пять человек ложиться в силосную яму лицом вниз, затем расстреливали. Всего в тот день было убито 247 ни в чем не повинных граждан, говорится в акте о преступлениях немецко-фашистских захватчиков на территории бывшего Уваровичского района от 12 декабря 1944 года.

А эти сведения уже из акта о раскопках, произведенных 7 фев­раля 1944 года: «При осмотре извлеченных тел установлено, что их гибель наступила от пулевых ранений. Детей не расстреливали, а зарывали живыми. Из 86 тел оказалось 17 стариков, 20 женщин среднего возраста, 18 подростков мужского пола, 8 – женского, 19 детей, в том числе 7 грудничков...»

Житель Уваровичей хорошо запомнил тот страшный день, в 1941-м ему было десять лет: «Выгоняли евреев, чтобы шли в центр Уваровичей, на площадь. В этом и полицаи участвовали. Жителей собрали в широкую 

колонну, под прицелами автоматов довели до поворота: Колхозный переулок, повернули, пересекли улицу Козлова и пошли дальше, где располагались конюшни. Левее, напротив, размещались силосные ямы. Жителей ставили на краю ямы и расстреливали, били прикладами в спину и скидывали вниз. Одна из молодых женщин хотела спасти своего ребенка: толкнула в картошку, малыш побежал и упал. Но немец заметил и штыком, как собаку, поднял. Когда мы убегали оттуда, запомнили взмахи плеток. Расстреляли всех, а эта могила, силосная яма, «дышала» суток трое, ведь многие были еще живы».
«В толпе все шли и плакали, а полицейские кричали и угрожали, что их порвут собаки, – вспоминал свидетель событий. – Толпа была по шесть-восемь человек в ряд, и еще на руках несли. Мы со старшей сестрой видели, что их было очень много. Вели их как скот на убой. Немощные старики, женщины, дети. Их гнали полицаи с бело-красными повязками на рукавах и немцы с собаками, у всех были автоматы и винтовки... У одной матери из рук вырвали младенца, подбросили в воздух и выстрелили в него. Толпа закричала, но фашисты их быстро успокоили прицельными выстрелами. Потом людей стали выстраивать в шеренги и стрелять в них. Большинство падали ранеными, пытались выбраться, но их прикладами, а кого выстрелами, возвращали обратно в яму. Трое суток после расстрела земля стонала и шевелилась, но полицаи никого туда не пускали».

Трагедия в Чеботовичах

В октябре 1943 года в деревне Ивановка фашисты утопили в реке Уза 41-летнюю Прасковью Мироненко. Дочь погибшей, Варвара, вспоминала, что ее мать и десятилетний братишка Иван вместе пошли в поле за своими лошадьми. Их задержал немецкий солдат из карательного отряда и повел к берегу реки. Умышленно посадил в дырявую лодку и оттолкнул от берега. Суденышко сразу же пошло ко дну. Прасковья Мироненко утонула, а ее спасшегося сына, промерзшего в ледяной воде, немцы отвели в полицейский участок в Телеши и расстреляли. 

«Когда тонула моя мать, то на берегу стояли немецкие солдаты и кричали «Рус капут», – рассказала Варвара Мироненко. 

12 ноября в деревне Чеботовичи гитлеровцы заживо сожгли шесть человек и 35 расстреляли якобы за связь и сочувствие к партизанам.

В книге командира партизанского отряда имени Щорса Ивана Заливина «Мстители Приднепровья» описан еще один трагический случай. 

«Да, это был исключительно скорбный день, особенно для заречан, которые провожали в последний путь своего односельчанина Баранова Ивана. Фашисты и их пособники посчитали эту процессию тактикой партизан и открыли по ней огонь. Процессия разбежалась, а покойник выпал из гроба и до позднего вечера лежал на дороге. После обстрела похоронной процессии фашисты окружили Чеботовичи и начали грабить дома и уничтожать мирных людей. В этот день представители «нового порядка» только в одних Чеботовичах осиротили около шестидесяти семей и больше ста оставили без крова, а колхозников Юрия Карпачева и Ивана Хлебоказова инквизиторы сожгли живьем на костре. 

Одновременно в населенном пункте Ховхло «наводила» порядок вторая фашистская группировка под командованием гитлеровского офицера. Она выполняла свою работу строго по плану. Деревня Ховхло сразу превратилась в ад. Горели постройки. Воздух огласился автоматной стрельбой, криками и стонами женщин и детей, бегущих через огороды в близлежащий лес… В этот день фашисты осиротили в деревне Ховхло более десяти семей и более тридцати оставили без крова».

Взорвать не успели

Из воспоминаний жительницы Руденца Марии Цыбранковой: «В годы войны проживала в деревне Ивольск. Отец был на фронте. Два старших брата прятались в лесу от немцев. Немцы согнали жителей в сарай, который находился в центре деревни. Вокруг расставили солдат с собаками. Беременная женщина сделала подкоп, выбралась на улицу и побежала в сторону леса. Ее застрелили на глазах у всех. После чего начали обливать бензином сарай...

У соседки Сюскиной Полины Власовны было две дочери трех и пяти лет. Однажды немцы пришли к ней во двор и спросили, где ее муж. Она ответила, что он на войне. Тогда немцы поставили детей к забору и расстреляли. Женщина просила на коленях убить и ее, но ее оставили в живых… Когда немцы отступали, в домах (в печах) наложили соломы и вовнутрь положили гранаты, для того чтобы взорвать дома, но не успели». 

У одной из матерей из рук вырвали младенца, подбросили в воздух и выстрелили в него. Толпа закричала, но фашисты быстро успокоили ее прицельными выстрелами

В поименном списке расстрелянных, повешенных и замученных граждан Приборского сельсовета значатся 112 фамилий. В архивных документах 1944 года отражены жуткие факты злодеяний фашистских извергов. 25 марта 1943 года немцы из карательного отряда, дислоцировавшегося в Чечерске, сожгли живьем семь жителей Церковья. 12 октября 1943 года в деревне Рогинь зверски замучили шесть человек из Анастасьевки: прокалывали им шеи железным кабелем, который накидывали петлей, после этого людей привязывали к машине и тянули в заранее подготовленные ямы. Жертв зарывали в эти ямы, некоторых еще живыми… 

В Рогинском сельсовете от рук нацистов погибли 190 человек. 3 мая 1943 года «белая команда» под руководством фашистского приспешника, кровавого карателя Буглая на болоте возле деревни Дербичи расстреляла 30 местных жителей. Трупы зарыли только на следующий день. В сентябре 1943 года в Рогини были убиты 15 ни в чем не повинных сельчан. Тогда же расстреляли не менее 70 человек из соседних сел Буда-Кошелевского района. В ноябре немецкая часть, стоявшая в деревне Рогинь, арестовала жителей этого населенного пункта и поселков Красное Знамя и Культура, разделила на две части и сожгла заживо тех и других. В основном это были старики, женщины и грудные дети. 

Во время оккупации захватчики чинили неслыханные злодеяния над военнопленными Красной армии. Лагерь военнопленных находился в Буда-Кошелеве по улице Советской, узников держали под усиленной охраной. Пленные подвергались избиениям, голоду, их посылали на непосильные работы. Ослабевшим и измученным людям никакая помощь не оказывалась – их просто расстреливали на месте. В результате голода и насилия умерли двести узников. Комендант Буда-Кошелевского района зондерфюрер Альбрехтен, которому был подчинен лагерь военнопленных, ушел в немецкий тыл в 1943 году при наступлении частей Красной армии…

Проект создан за счет средств целевого сбора на производство национального контента. Продолжение следует
Общество
3_НПЗ.jpg

Гаврилов_сайт.jpg
морозовичи-агро11.jpg
0 Обсуждение Комментировать
3_НПЗ.jpg