Настройки шрифта
По умолчаниюArialTimes New Roman
Межбуквенное расстояние
По умолчаниюБольшоеОгромное
Вверх


Афганскии альбом. Один шанс Игоря Писаника

3382 0 15:53 / 25.09.2019
“У сапера нет права на ошибку” — эти слова в Афгане десятки раз шептал как молитву при минировании троп или снятии мин наш земляк.

Для мозырянина Игоря Писаника отец был идеалом и авторитетом. Отслуживший в свое время срочную службу, он не раз говорил о том, что настоящий мужчина должен быть непременно сильным, смелым и отважным, способным защитить слабого, а уж тем более — Родину. Отцовские слова напутствия уже во втором классе привели Игоря в секцию классической борьбы. У Игоря детское увлечение переросло в серьезное занятие, которому подросток отдавал много времени. Кропотливые тренировки давали положительные результаты, и до призыва в армию он уже был кандидатом в мастера спорта. После окончания восьмого класса поступил в Калинковичское ГПТУ-51, где получил специальность экскаваторщика-бульдозериста. После прохождения практики успешного выпускника охотно взяли на работу на одно из предприятий города.

писаник4.jpg
Мозырянин Игорь Писаник у памятника землякам, погибшим на Афганской войне

Неудивительно, что Игоря, крепкого и уверенного в себе паренька, уже на первой призывной комиссии отобрали в команду 280-Б, из которой комплектовались бойцы для десантно-штурмовой бригады. Попасть в нее мог далеко не каждый желающий. К претендентам предъявлялись высокие требования, которые Игорь преодолел безупречно. Вскоре настал и день призыва, 7 ноября 1983 года. Путь новобранцев лежал в известный десантный учебный центр в Фергане.

Писаник1.jpg
Вручение награды перед строем

— Марши и тренировочные занятия в учебке изматывали на полную катушку и представляли собой сплошной кошмар, — вспоминает воин-интернациона­лист. — Чувствовалось, что нас готовят к настоящим боевым действиям. Ни для кого уже не было секретом, что здесь тренируют к отправке в Афган. Хотя из Афганистана в Союз периодически шел груз-200, мы, вчерашние пацаны, все равно были полны решимости и храбрости испытать себя на прочность, до конца не осознавая ужасы Афганской войны. В учебке я попал в отдельный саперный батальон, бойцы которого специализировались на работе с минами разного калибра. На тот момент это были в основном мины итальян­ского производства. Под руководством командира роты Петра Цвинкайло, с которым и теперь поддерживаю дружеские отношения (полковник в отставке, живет в Молдове), овладевал секретами мастерства сапера и минера. Петр Алексеевич на учебных занятиях не упускал случая напомнить: “Ребята, никогда не забывайте, что у сапера нет права на ошибку!” Эти слова в Афгане я десятки раз шептал как молитву при минировании троп или снятии мин… Сама обстановка в условиях боевых действий требовала от нас жест­кости, скрупулезности, ответственности за себя и других. Это подчеркивала и поговорка, бытующая в нашей среде: “Сапер ошибается лишь однажды! Второго шанса ему не дано”. У меня его тоже не было…

После занятий в учебном центре новобранцы сдали зачет и со дня на день ожидали отправки на афганскую землю, которая в связи с большой Панджшерской операцией задерживалась на целый месяц. Ребята, а это почти 600 человек, должны были сменить навоевавшихся дембелей. В конце концов пополнение подняли по тревоге, и три самолета Ту-164, заполненные бойцами, взмыли в небо и вскоре приземлились в Кабуле. Пополнение распределили по подразделениям, входившим в состав Витебской воздушно-десантной дивизии. 24 человека, вместе с которыми оказался и Игорь Писаник, были отобраны в 130-й отдельный саперный батальон под командованием опытного офицера — подполковника Гиля.

писаник2.jpg
Игорь Писаник с боевыми друзьями

— В моей роте, которой командовал капитан Татаренко, — рассказывает ветеран, — уже полгода служил мозырянин Геннадий Дунец — старший сапер управления минеров. Чуть позд­нее я узнал, что в батальоне по соседству служит еще один товарищ — друг детства Геннадий Шландаков. Ну а когда выяснилось, что в этой же части служит поваром мозырянин Миша Коновальчук, то моей радости и счастью не было предела. Однако счастливый момент встречи длился недолго, так как каждый занят своим делом… К примеру, на отдельный взвод спецминирования, в котором предстояла моя дальнейшая служба, возлагались самые ответственные задачи: либо заминировать тропы и не дать пробраться душманам, либо расчистить дорогу для колонны. Боевое крещение я прошел на первой операции в горном районе Дисхабс, где предстояло заминировать караванные тропы. Пройдя специальную подготовку, устанавливали новейшую систему минирования “Охота”. Данная система разрабатывалась в Союзе как секретное оружие. Потом бессчетное число операций со сложными боевыми задачами по минированию в различных районах, куда мой взвод и две разведроты для прикрытия забрасывались на вертушках. Также целая серия операций по снятию системы “Охота”, так как снять ее мог только тот, кто устанавливал.

Каждая боевая операция была рискованной. На кон всегда ставились жизни не только специалиста управления минеров, но и его товарищей. За безупречное выполнение боевых задач сержант Писаник за 50 дней до приказа об увольнении в запас был представлен к медали “За отвагу”.

У Игоря Писаника к Афганской войне свой счет. Погибли его боевые товарищи — минчанин Геннадий Гонжин, с которым начиналась его служба в учебке, мозырянин Володя Семененко, служивший в это же время в соседнем 375-м полку. Тяжелое ранение получил боец его взвода россиянин Саша Петров.
Незабываемым моментом остался в памяти день возвращения в родной город, где Писаника с нетерпением ждали родители, сестра и многочисленные родственники. На календаре снова был ноябрь, но только уже 1985 года.
Общество
Фото Игоря ПИСАНИКА
водители.jpgнефтебурсервис1.jpg
речицанефть.jpg
0 Обсуждение Комментировать