Настройки шрифта
По умолчаниюArialTimes New Roman
Межбуквенное расстояние
По умолчаниюБольшоеОгромное
Вверх


Афганский альбом. Если потеряете чувство страха, вы погибнете

3124 0 10:11 / 15.11.2019
Эти слова военного доктора хорошо запомнил новобранец Александр Пипко. Чечерянину повезло: он прошел Афган без единого ранения. Возможно, благодаря маленькому оберегу с родины.

IMG_8524.jpg
Александр Пипко со своим дембельским афганским альбомом

О том, что попадет в горячую точку, выпускник Чечерского профте­х­училища узнал за несколько месяцев до призыва. Приехал офицер и отобрал семь человек из числа одногруппников. О месте предстоящей службы никому не сказал, даже матери, чтобы не расстраивалась. На проводах в армию соседка тетя Зина Самарина повязала пареньку веревочку с иконкой Божией Матери. И благословила. Когда попал в Афган, носил оберег то на шее, то в военном билете. 

…Ту самую нательную иконку на простенькой веревочке Александр Аркадьевич до сих пор носит под рубашкой. Спустя почти 30 лет после возвращения из горячей точки не расстается с оберегом. Верит, что святой образ уберег его от ранений. 

В дембельском альбоме воина-интернационалиста афганских снимков очень много. В его взводе на девять человек было три фотоаппарата. На выезд всегда брали два, чтобы все фиксировать. Печатали снимки на месте. Нужные реактивы и фотобумагу присылали из дома.

Помощ раненому товарищу.jpg
Помощь раненому товарищу

— Я ушел в армию 10 ноября 1986-го, — рассказывает Александр Пипко. — Службу проходил в мотоманевренной группе “Кайсар”. Так назывался город в провинции Фарь­яб,
где мы располагались. Стояли, считай, нелегально. Координаты пограничных мангрупп не были нанесены на военные карты. В почтовом адресе значилась Туркменская ССР.
Александр был водителем командирской штабной машины связи. На КШМ-ке стояла засекреченная аппаратура, которую в случае угрозы захвата нужно было взорвать. Связной БТР представлял большой интерес для духов. В случае подрыва за него платили как за подбитый вертолет. Первый бой состоялся в Биркинском ущелье. “Я стрелял, — говорит Александр Пипко, — но что происходило, не помню. Однако все четыре рожка были расстреляны. Очнулся, когда понял, что обжег руку. Взял сигарету, хотел прикурить и случайно дотронулся до раскаленного ствола калашникова. Деды сказали: “Саня, молодец, для первого боя неплохо”.

— О том, что нужно убивать людей, в момент боя не думаешь. Не ты, так тебя, — поясняет воин-афганец. — Не знаю, как другие войска, но наши, пограничные, наверное, были самыми гуманными. Кишлаки, где находились мирные жители, старались не обстреливать. Однажды сгоряча развалили городскую баню. После набрали кирпичей от подорванной духами школы и тем самым помогли банщику восстановить часть здания. 

Советские пограничники помогали мирным жителям, передавали гуманитарку, учебники для школ, одежду и одеяла, продукты питания, которые привозили целыми колоннами. Местные в ответ относились в основном нормально, приносили виноград, дыни, арбузы. Один раз по просьбе погранцов пастухи сделали на Новый год шурпу и шашлык из барана.
Однажды в соседнем кишлаке завелся снайпер, периодически стрелял в сторону маневренной группы. Снайпер пограничников вычислил стрелка через два дня, подстрелил. Вскоре местные принесли в часть раненого духа. Как потом оказалось, того самого стрелка. Военный доктор его вылечил. Парня отпустили, потом еще лучшим другом стал.

Местные полевые командиры воевали не только с советскими солдатами, но и между собой за земли. Бывало, приходят в часть люди, скажем, Хаби-Булабека. Просят боеприпасы, чтобы разбить своего врага Расула. Клянутся на Коране, что не будут стрелять в нашу сторону. Приходят люди Расула с аналогичной просьбой. И погранцы давали патроны, зная, что ни одна пуля не полетит в них. После наблюдали, как моджахеды воевали между собой.

Пипко-4.jpg
Мотоманевренная группа на боевом выходе

За годы службы Александр Пипко участвовал во многих операциях. Запомнилось, как после одной из них — по снятию осады с города Кайсар — благодарные жители подарили каждому воину щипчики-”ногтегрызки” — очень дефицитные в Союзе. Их даже занесли в декларацию, чтобы провезти через границу, когда будут возвращаться на Родину.
Несмотря на постоянную угрозу смерти, сменить место службы даже в мыслях не было. Перевод в Союз был страшнейшим наказанием.

Боевая награда нашла солдата дома, в Чечерске, уже после увольнения в запас. “Был выходной день, — вспоминает Пипко. — Сидел с ребятами на скамейке. Подъезжает машина, выходят два сотрудника КГБ, которых узнали по длинным плащам. Спрашивают: “Как найти Александра Пипко”. Говорю, это я. А они: “Пройдите в дом и друзей зовите”. Немного, конечно, испугался, гадаю, что натворил? Некоторые приятели также испугались, убежали. Заходим в дом, а там мать за сердце хватается: что за гости? Сотрудники КГБ открыли папку и зачитали приказ о награждении медалью “За отличие в охране государственной границы”. С теми друзьями, что остались, замочили награду, а вечером пошли на дискотеку. За какой конкретно эпизод наградили, не знаю. Операций за два года службы было много”.

С 1989 года, считай, как пришел из армии, Александр Пипко возглавляет Чечерскую районную организацию афганцев. Поддерживает тесную связь и с сослуживцами из “Кайсара”. Каждые пять лет навещают могилы погибших друзей — один из них, Гена Скурчаев, из Светлогорска. Он погиб в одной из операций под перекрестным огнем. 

Пипко-3.jpg
В разведывательном дозоре
Общество
Фото автора и из личного архива Александра Пипко
водители.jpgнефтебурсервис1.jpg
речицанефть.jpg
0 Обсуждение Комментировать