Настройки шрифта
По умолчаниюArialTimes New Roman
Межбуквенное расстояние
По умолчаниюБольшоеОгромное
Вверх


Афганский альбом. Год как жизнь

4024 0 10:37 / 04.10.2019
По возвращении домой всё пережитое в Афганистане спецназовцем Жихаревым стояло перед глазами. Месяца три по ночам и кричал, и стрелял, и рыдал… Мама думала, что сын сошел с ума.

IMG_4118.JPG
Олег Жихарев с внуком

27 мая 1984 года Олег Жихарев принимал армейскую присягу в знаменитой 5-й отдель­ной бригаде специального назначения в Марьиной Горке. На торжество приезжал отец-механизатор Виктор Николаевич из поселка Калинино Гомельского района. Тогда никто и представить не мог, что вскоре сыну волею судьбы придется воевать далеко от родной Белоруссии. Парень успел только отучиться в гомельском училище металлистов, планировал стать рабочим.

— 1985 год мы еще встретили в Марьиной Горке, — вспоминает Олег Викторович. — А в январе нас, полностью укомплектовав, отправили тремя литерными эшелонами в город Чирчик в Узбекистане. Конечно, пришлось погрузиться в иной климат, вживаться в гористую местность. Были марш-броски, готовились и физически, и морально, ведь всем нам, молодым, хотелось вернуться домой. Надеялись на чудо. Я стал старшим разведчиком-гранатометчиком РПГ-7Д. 

18 марта 1985-го колоннами двинулись на место дислокации в Афганистане — в город Асадабад. Обустраивались, как говорится, в чистом поле.

Впоследствии нашему земляку довелось выполнять задачи и в качестве старшего разведчика-оператора БТР-70. Даже спустя столько лет обожженные болью воспоминания даются Олегу Викторовичу непросто.

— По возвращении домой всё пережитое там стояло перед глазами. Месяца три по ночам и кричал, и стрелял, и рыдал… Мама думала, что сошел с ума, — делится Жихарев. — Она умерла безвременно, в 51 год. 

Жихарев-3.jpg
Олег Жихарев в провинции Кунар

Я писал ей, что служу в Чирчике. Потом пришло благодарст­венное письмо от командования за достойное воспитание сына. Собственно, информация о событиях в Афганистане уже поступала полным ходом. Да и материнское сердце чувствует всё… Во время первой операции наш батальон потерял почти роту в Мараварском ущелье. Это было действительно боевое крещение. Шли на прочесывание кишлака: первая рота — по ущельям, а мы, вторая и третья, — по хребтам. Ребят внизу плотно зажали моджахеды. Мы могли только сверху прикрывать их, удерживали высоты от духов… После этих потерь стали на операции ходить батальоном, чтобы обеспечивать прикрытие, помогать друг другу, вытаскивать из безнадеги. В общем, начиналась настоящая военная служба.

12 декабря 1985-го Олег Жихарев был ранен. В военном билете интернационалиста зафиксировано: “огнестрельное осколочное слепое ранение верхней трети правого предплечья”.
— В провинции Кунар мы должны были захватить караван бандформирования. Он двигался от пакистанской границы. За Навабадским мостом завязался бой, — погружается в прошлое Олег Викторович. — Помню, Серегу, россиянина, тяжело ранило, скончался на месте. 

Я получил осколочное ранение: реактивная граната разорвалась в метрах пяти от меня. Сделали перевязку, и из боя я не выходил. Высоту тогда мы удержали, задачу выполнили
с минимальными потерями.

Уже в своем расположении рука дала знать о себе. Жихарева отправили в медроту в Джелалабад. Осколок извлекли, сделали шунтирование. Разведчик, командир отделения стал в строй и даже по­участвовал во всеармейской операции под Пакистаном. Но правая рука донимала невыносимыми болями. Терпел, а по ночам не мог спать. Предстояла очередная боевая операция: держался как настоящий мужик. В Джелалабаде получил карту местности и распоряжение командования. Но свои же, ребята из отделения, пошли к командиру и “сдали” Олега. Мол, из-за боли нет ему ни сна, ни покоя. Терпит! Какой же в такой ситуации из него воин, лечить надо... Отправили Жихарева в джелалабадский госпиталь. Медики схватились за голову: начиналась гангрена. Прооперировав, доставили в центральный госпиталь в Кабул. Там очередная тяжелая операция — и целый месяц лечения. В марте отправили парня в Ташкент на реабилитацию, дали третью группу инвалидности. 

Мужество было замечено, командование представило Жихарева к ряду наград, в итоге получил орден Боевого Красного Знамени. Домой прибыл 6 апреля 1986 года. А в начале мая возвратились со службы и ребята-земляки, с кем довелось воевать в отряде спецназа: Павел Федорцов, Александр Соловьев, Сергей Левша, Игорь Петриков… Они первым делом приехали к нему в поселок Калинино, проведать друга. 

Чувство боевого братства у воинов-интернационалистов живо и теперь, спустя 30 лет после вывода войск, когда у каждого семьи, дети, внуки. 

Олег и Вера вместе работают на “Гомельдреве”: он — слесарь-ремонтник 6-го разряда, супруга — инженер отдела труда и заработной платы. У них две дочери — Юлия, менеджер, и Мария, работает врачом общей практики на Жлобинщине. 

Олег Жихарев мечтает о том, чтобы внуку в будущем не пришлось участвовать ни в каких военных операциях вдали от дома.

Жихарев-2.jpg
С боевыми товарищами Савченко и Гусевым на БТР

Жихарев-1.jpg
Освоение горных вершин в Чирчике
Общество
Фото автора и из личного архива Олега Жихарева
водители.jpgнефтебурсервис1.jpg
речицанефть.jpg
0 Обсуждение Комментировать