Настройки шрифта
По умолчаниюArialTimes New Roman
Межбуквенное расстояние
По умолчаниюБольшоеОгромное
Вверх


Афганский альбом. Единственная заграница сержанта Синкевича

3430 0 10:11 / 20.12.2019
От смертельного подрыва на фугасе Сергея Синкевича спасла обычная ватная подушка, которую советские солдаты в Афганистане подкладывали, чтобы зимой не замерзнуть на ледяной броне БТР, а летом спастись от раскаленного металла.

IMG_6214.jpg 
Сергей Синкевич сегодня…

Синкевич Сергей Иванович, серж-сапер.jpg
…и во время службы в Афганистане

Сергей Синкевич родом из деревни Оземля, что на Октябрщине. Но в армию его призвали из Глусского района Могилевской области, куда переехали родители в поисках лучшего заработка. Сегодня он вспоминает: «Я тогда работал в колхозе имени Калинина. Это был 1986 год. З июня мне исполнилось 18 лет, а 27 октября получил повестку из военкомата». 

О том, что его забирают на войну, Сергей тогда не знал. Две недели он вместе с другими новобранцами провел в Могилеве на сборном пункте. В военкомате сказали: «Ждите – ваш «купец» приедет издалека». Так называли офицеров, которые приезжали за призывниками. Приехали офицер и два сержанта. Все трое – смуглые от загара. Пояснили, что поедут в Кушку, самую жаркую точку Советского Союза. Сегодня это город Серхетабад в Туркменистане. «Неделя поездом, – рассказывает Сергей Иванович, – и я попал в погранвойска, в группу саперов-минеров. Затем учебная часть в Подмосковье, где прошел сержантскую школу. Месяц провел на пересыльном пункте. А уже оттуда нас вертолетом забросили в Афганистан».

О том, какая война идет в этой стране, 18-летний белорусский парнишка не знал: «Никаких подробностей об Афганистане тогда не было, хотя наши войска вошли туда в 1979 году. Был у нас один погибший в районе. Хоронили с почестями, с ружейным салютом. А что, как, почему – об этом не говорили».

Попал Сергей в город Калайи-Нау провинции Бадгис, расположенной на границе с тогдашней Туркменией. Служил в мотоманевренной группе: «Мы границу прикрывали от банд, которые пытались нападать на приграничные населенные пункты Советского Союза. Постоянно участвовали в боевых операциях, занимались разминированием дорог. Саперов не хватало: после ранений их отправляли в госпитали».

Свое боевое крещение Сергей Иванович помнит хорошо. В тот день впереди их мотоколонны шли два саперных бронетранспортера. Сержант Синкевич как новичок ехал на броне второго. Если первая машина подрывалась, работал второй экипаж. Когда первый БТР завернул за сопку, раздался хлопок и появился черный дым: «Я подумал, что это ребята мину обезвредили. Подъезжаем, а там… БТР перевернутый и тела наших хлопцев вокруг. Вот тут-то я и понял, куда попал».

Любой подрыв в колонне, говорит Сергей Синкевич, сразу же сопровождался обстрелом, причем не обязательно прицельным. Западные кураторы платили своим наемникам уже только за то, что они просто стреляли в сторону шурави. 

Полгода Сергей Иванович провел в Афганистане, полгода пролежал в госпитале. Боевые действия закончились для него тяжелой контузией. Вот как это было: «Мы ехали на операцию. Нужно было выбить банду, которая засела в горах. Участок сложный – спуск к речке. Минно-разыскные собаки ничего не обнаружили, но там, где нужно сбрасывать скорость, дорога, как правило, минируется. Через переговорное устройство даю команду механику-водителю: «Стоп машина!» Слышу: «Прорвемся, командир!» И тут – бах! Взрыв прямо подо мной, БТР перевернуло, оторвало колесо». 

Спасла белоруса ватная солдатская подушка, на которой сидел. Летом броня раскалялась, зимой замерзала, поэтому приходилось подкладывать подушки. Если бы не эта армейская хитрость, поделился Синкевич, позвоночник, возможно, перебило бы: «Контузия оказалась серьезной. Разрыв сердечной мышцы, нарушение кровообращения. Ноги синели, отказывались слушаться». Но все это было потом. А в тот момент он даже не успел испугаться: «Очнулся в реанимации, в ашхабадском госпитале, куда меня сразу же доставили вертолетом. Вот там и насмотрелся на наших ребят, которые после плена в живых остались. Ни рук, ни ног, ни глаз, ни ушей… Жутко».

О том, что нужно делать, чтобы не попасть в плен, говорит Сергей Иванович, им постоянно рассказывали. Регулярно проводились политинформации, запрещалось отлучаться куда-то с территории части. А еще у каждого всегда было при себе два запасных автоматных патрона. На всякий случай.

После госпиталя Синкевича комиссовали, и он вернулся на Октябрщину, куда возвратились его родители. Из Афганистана командир саперного отделения Сергей Синкевич привез две боевые награды: медали «За отвагу» и «За боевые заслуги». Без какой-то особенной горечи вспоминает, что, вернувшись домой, ребята-афганцы не чувствовали себя героями. Кто-то даже говорил: «Мы вас туда не посылали». На это у него есть свой ответ, своя правда: «Мы просто выполняли свой долг, защищали границы Советского Союза».

Сейчас Сергей Иванович работает механизатором в ОАО «Дербин» Октябрьского района. У него двое взрослых детей – дочь и сын. А на вопрос, бывал ли он за границей, где сегодня проводят отпуска многие наши соотечественники, отвечает: «Моя единственная заграница – это Афганистан».

50.jpg
На этом месте сработал фугас

05(6).jpg
Захваченные у душманов «минные» трофеи разных стран и производителей
Общество
Фото автора, Вячеслава Белоуса и из личного архива Сергея Синкевича
водители.jpgнефтебурсервис1.jpg
речицанефть.jpg
0 Обсуждение Комментировать