Настройки шрифта
По умолчаниюArialTimes New Roman
Межбуквенное расстояние
По умолчаниюБольшоеОгромное
Вверх

ГП 816х197.png

Какие вопросы мешают взаимодействию между талибами и мировым сообществом: наркотики, терроризм, радикальный ислам. Часть пятая

3380 0 16:46 / 02.12.2021
В прошлой части речь шла о том, как талибы попирают даже базовые права женщин, создали правительство без инклюзивности и жестко разбираются с оппонентами, вероломно нарушая свои же собственные обещания. Это закономерно вызывает негативную реакцию со стороны других государств, так как непонятно, чего ждать от новых афганских властей дальше. Сегодня они заявляют одно, завтра делают другое. Что, безусловно, не добавляет стабильности в регионе.

право на учебу талибан
Талибы обещали женщинам равные права с мужчинами, но обманули. Фото из интернета

Какие еще проблемы стоят на пути легитимизации режима талибов?

Наркотический спрут

Одно из сомнительных обещаний талибов касается борьбы с опиатами. На словах боевики объявили Афганистан свободным от наркотиков государством, которое не будет производить никаких их видов.

Эксперты же сильно сомневаются в реализации таких заверений. Во-первых, в самой стране до 11% жителей употребляют героин. Это ужасающе много. Тем более с учетом того, что боевики объявили за такие вещи смерт­ную казнь.
Чем нынешнее движение «Талибан» отличается от себя же 25-летней давности. Часть четвертая

Во-вторых, наркоторговля составляет около 80% доходов самих талибов. Неужели они готовы поступиться такой долей пирога? И чем ее заменить? В 2001 году они уже брали курс на борьбу с опиатами, но мгновенно отказались от этой идеи, как только понадобились деньги на закупку оружия, военной техники и содержание бойцов.

В-третьих, как отметил заместитель постпреда России при ООН Геннадий Кузьмин, Афганистан скоро станет мировым лидером по незаконному производству и потреблению метамфетамина. То есть не только опиаты, но и синтетические наркотики вовсю изготавливаются на территории этой страны.

Кроме того, Афганистан хотя и основное звено в мировой наркоцепочке, но отнюдь не единственное. Мафиозные группировки других государств активно вовлечены в этот бизнес: одни производят и поставляют оборудование для изготовления наркотиков, вторые – специальные химикаты, третьи – отвечают за логистику и сбыт.

В общем, это реально грандиозный спрут, перебить щупальца которого очень трудно. И вряд ли талибы всерьез займутся таким мало­перспективным делом. Ведь очевидно, что противостоять мировому наркосиндикату им не по зубам. Гораздо проще, да и финансово выгоднее оставаться его важной составляющей.

К слову, урожай с гектара мака стоит почти в 10 раз дороже, чем урожай с гектара пшеницы. Талибы тут явно не станут жертвовать сверхдоходами. Не говоря уже, что ту же пшеницу, надо еще найти кому продать. Даже выращиваемые сейчас рис, цитрусовые и орехи афганские крестьяне вынуждены практически за бесценок отдавать узбекам, которые затем в разы накручивают стоимость и продают их в Россию как «свои». А все потому, что собственного доступа на рынки других стран у афганцев почти нет.

Недавно местный портал TOLOnews опубликовал видео из провинции Гильменд. На нем дети со знанием дела увлеченно варят героин. Сообщается, мак для этих целей они только что собрали с полей. И такая практика распространена на многих территориях, ведь для крестьян это единственный способ заработка, которому они с малолетства учат своих детей.

Этот же портал сообщает, что компания Cpharm International mbH, зарегистрированная в Германии, собирается построить на территории Афганистана завод по переработке конопли в медицинских целях. В планах – инвестировать в проект 450 миллионов долларов. Сырье будут брать с местных полей. В тексте есть ссылка на пресс-секретаря МВД талибов Кари Саида Хости. Похоже, с боевиками предприимчивые фармацевты уже договорились. Вот такая борьба с наркотиками.

Мода на джихадизм

Представители «Талибана», в том числе высокого уровня, не раз заявляли, что ведут непримиримую борьбу с членами «Исламского государства» и «Аль-Каиды», как того от них требует мировое сообщество.

Замминистра информации и культуры Забихулла Муджахид вообще чуть ли не поклялся:

«У группировки «Исламское государство» нет физического присутствия в Афганистане. Как нет здесь и членов «Аль-Каиды», а также связанных с ней иностранцев. Любые сообщения об обратном – необоснованные и сфабрикованные». Эти его слова приводило китайское информационное агентство «Синьхуа».

Однако с печальной регулярностью из Афганистана идут новости о терактах – взрывах у мечетей, школ, вооруженных нападениях на военных и граж­данских, ракетных обстрелах, ответственность за которые берет на себя как раз ИГИЛ.

При этом талибы уже несколько месяцев активно запускают в СМИ информацию о якобы полномасштабных операциях против группировок «Исламского государства» на востоке и в цент­ральных районах страны.

Получается, никаких ячеек вроде как нет, однако борьба с ними ведется? Они бы там определились, какие заявления делать, чтобы не выглядеть глупо.

Впрочем, с кем-то же талибы реально воюют в нескольких провинциях. Здесь всё просто: боевики проводят спецоперации против сил сопротивления своему режиму, выдавая это за решительную борьбу с ИГИЛ. Мол, задержали, обезвредили, уничтожили международных террористов. Хотя на самом деле обычных оппонентов. Никто же не проверит. Можно привирать.

Известно, что основные ячейки «Исламского государства» находятся на севере Афганистана. И, видимо, по «чистой случайности» как раз там никаких боевых действий «Талибан» не ведет. У такой избирательности, конечно, есть вполне логичное объяснение. Талибы имеют самые тесные связи с ИГИЛ и «Аль-Каидой». Не только исторические и организационные, но и гораздо более важные – семейные. Надо ли дополнительно объяснять, что значат кровные узы для исламистов и почему они никогда их не разорвут? Более того, члены ИГИЛ и «Аль-Каиды» сейчас активно переходят в ряды «Талибана», мимикрируя под него. Что, по сути, просто ребрендинг, ведь террористы остаются террористами, а меняется только вывеска. Кстати, радикалы десятилетиями прославляли культ смертников. Воспитали сотни, если не тысячи последователей, готовых совершить любой теракт ценой собственной жизни. Что талибы собираются с ними делать? Таким ребятам же не объяснишь, что годами им просто промывали мозги, а сейчас, мол, всё – отмена миссии, расходимся.

Приход боевиков к власти несет и другую угрозу: это выглядит как реклама кровавых методов борьбы за власть. Дескать, исламисты выгнали из Афганистана супердержаву и ее союзников, заставили их в прямом смысле бежать. Такой победный образ однозначно привлечет новых сторонников. Абсурдно думать, что только в центральноазиатском регионе. Мода на джихадизм может распространиться по всему миру, что, разумеется, тревожит.

Радикальный ислам угнетает психику

В свой первый приход к власти в 1996 году талибы сразу стали жестить с насаждением радикального ислама. Приказали мужчинам носить бороды – за неподчинение сажали в тюрьму до тех пор, пока борода не отрастет до нужных размеров. Запретили спорт, музыку, танцы, фотографии и изображения людей. В результате многие магазины вынуждены были сменить витрины. С денежных знаков исчезли портреты, вместо них появились рисунки мечетей. Отмечается, что из-за запрета на снимки, первые несколько лет жители даже не знали, как выглядят руководители эмирата. Единственное исключение сделали для паспортов. Впрочем, женщины могли фотографироваться на документы только в бурке, из-за которой видны лишь одни глаза.

В этот раз, как и 25 лет назад, талибы ввели точно такие же порядки. В том числе публичные казни, отрубание конечностей, запрет для женщин на учебу, работу, а также выход из дома без сопровождения. Уже закрылись 257 афганских СМИ, введены жесткие ограничения в сфере интернета. Хотя сами радикалы себе мало в чем отказывают. Они без проблем пользуются Всемирной сетью, чтобы пропагандировать ислам, а с помощью соцсетей активно вербуют новых сторонников и планируют теракты.

Разница лишь в том, что теперь они не орут об этом на каж­дом перекрестке и не тычут цивилизованному миру в лицо своими средневековыми замашками.

Наоборот, стараются делать убаюкивающие заявления о соблюдении прав человека, приверженности умеренной форме ислама.

В реальности же продолжают творить то, что и раньше. Мужчин избивают за отсутствие бороды, дамы обязаны носить бурку, музыку нельзя включать даже на свадьбах, возбраняется держать в доме иллюстрированные газеты и журналы, показывать фильмы с участием женщин. Формально это все подается в виде рекомендаций, однако на практике за неисполнение следует жестокое наказание. Так, талибы казнили известного в Афганистане исполнителя фольклорных песен и музыканта Фавада Андараби. Боевики пришли к певцу домой, вывели его на крыльцо и расстреляли. Затем официальные представители «Талибана» сделали для международного сообщества циничное заявление, что обязательно найдут убийц Андараби.

Радикалы десятилетиями прославляли культ смертников, воспитали сотни, если не тысячи последователей, готовых совершить любой теракт ценой собственной жизни. Что талибы собираются с ними делать?

К слову, еще в 2001 году ра­дикалы взорвали 1500-летние статуи Будды в Бамиане, посчитав памятник Всемирного наследия ЮНЕСКО идолопоклонническим, что запрещено шариатом. На этом фоне сожжение талибами в прошлом месяце кабульского парка аттракционов – сущий пустяк. Их смутили лошади на каруселях, которые тоже напоминают идолов.

Из очередных якобы умеренных нововведений – экзамен на правильность молитвы. Верно совершать намаз будут учить имамы. Если кто-то не пожелает исправлять ошибки при обязательной молитве, то будет наказан. Решение приняло министерство исламского призыва и ориентации, поощрения желательного и запрещения предосудительного. Оригинальное название, не правда ли? За этой ширмой скрывается типичная исламская «полиция нравов». Дурная слава о ней тянется еще со времени первого захода талибов во власть. На счету этого карательного органа – убийства, пытки, издевательства над местными жителями за малейшее несоблюдение норм шариата.

В сегодняшнем Афганистане многое, что кажется нам диким, вошло в правило. Например, в порядке вещей вывешивать тела казненных на центральных площадях городов. Для устрашения.

Стоит ли удивляться, что в подобной атмосфере в стране растет количество душевнобольных. По данным Всемирной организации здравоохранения, сегодня около 60% населения Афганистана страдают отклонениями психики. В основном депрессиями, тревожными и посттравматическими расстройствами. Среди главных причин – домашнее насилие, безработица, наркомания, голод, запугивания и жестокие расправы со стороны боевиков, нищета, тотальный контроль.

Ситуацию усугубляет практически полное отсутствие профессиональной помощи. На весь 40-миллионный Афганистан работают менее 10 врачей-психиатров. В Кабуле психиатрическое отделение центральной больницы рассчитано на 60 коек. В качестве целительной терапии пациентам на полном серьезе «назначают» диеты и совершение намаза. И это большая проблема, ведь психически нездоровые люди – первые кандидаты в террористы-смертники. Они легко внушаемы и далеки от объективного восприятия реальности. Так что мировому сообществу придется помочь Афганистану с налаживанием квалифицированной медицинской помощи. Хотя бы ради собственной безопасности.
Новости мира


нефтебурсервис1.jpg
белоруснефть.jpg
УПК Белоруснефть ОБЪЯВЛЕНИЕ ф.А5.jpg
морозовичи-агро2.jpg
0 Обсуждение Комментировать